3

День рождения…

Вчера у меня был день рождения… Обычно эта дата мной не то чтобы не афишируется, но даже и не отмечается ни коим образом — все последние годы этот день я проводил в приюте, с собаками, отключив или «забыв дома» телефон. Вчерашний день должен был стать исключением. Был запланировал выходной — пожалуй, первый за все последние месяцы, поездка к родителям, праздничный стол… Но…

Утром какая-то мразь отравила обеих собак, живших у родителей — и Жулька, и Чесли умерли ещё до моего приезда, в страшных мучениях. Мне осталось только забрать их бездыханные тела. Поездка в приют всё-таки состоялась — день рождения стал днём похорон…

Жульку мы с отцом подобрали ещё щенком в январе 2007-го года. Вся задняя часть тела у неё была изломана — перелом таза, сложный осколочный перелом левого бедра, перебиты нервы на правом.

Было сделано несколько операций: таз вправили, бедро собрали, сустав пытались жёстко зафиксировать, но безуспешно — пошло воспаление, едва избежали ампутации. Лапка у Жульки так всю жизнь и болталась, чувствительность не восстановилась. Это, однако, ничуть не мешало ей жить полноценной жизнью — самостоятельно подниматься по лестницам, бегать, играть.

Жулька всегда была рядом, что бы мы ни делали, где бы ни находились. Одна она за все эти годы никогда не оставалась, вся семья подстраивалась под неё — менялись рабочие смены, брались отгулы, отпуска… Оно и понятно — Жулька была центром семьи. Она предугадывала многие наши действия, отец так и звал её — профессор…

 

Была… Звал… Так непривычно употреблять эти глаголы в прошедшем времени… И дико больно…

 

А Челси совсем крошечным щенком подбросили к зоомагазину. Администрация распорядилась избавиться от щенка — так Челси оказалась у меня дома.

Потом было пристройство, как оказалось — неудачное. Спустя полгода Челси вернули, несколько месяцев она жила у меня. Оставлять эту шилопопую егозу одну дома было абсолютно невозможно, поэтому Челси всегда ездила со мной — на работу, в магазин, в приют, по делам — везде… Потом она переехала к родителям, которые и так уже были «привязаны» к Жуле. Более шуструю, непоседливую, подвижную, весёлую собаку невозможно себе представить. Родителям Челси заменяла кино, театр, цирк и прочие развлечения, на неё невозможно было смотреть без улыбки… А на её фото теперь невозможно смотреть без слёз…

      

И в Челси, и, особенно, в Жулю было вложено множество сил, нервов, переживаний, но всё это, конечно, окупилось сотни раз благодаря тем эмоциям, которые они нам дарили…

Серенькая Жулька…  Весёлая егоза Челси… Я буду помнить…

Николай Андреев, директор Фонда.